Corsair`s Life

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Corsair`s Life » Insel ~ Острова » Просто люблю.


Просто люблю.

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

Участники: Lissandr van Aick, Aaron Delaroche
Место действия: фрегат "Кастель", каюта капитана.
Дата, время, погода: два-три месяца назад, около двух часов ночи.
Общая информация: признаваться в любви пьяному человеку - что может быть забавней?

0

2

Лиссандр не находил себе места. Уже давно стемнело, где был капитан, полуэльф не знал. Он метался по капитанской каюте, не зная, как себя вести, когда появится брюнет. Огненные волосы разметались по плечам, плащ вместе со шляпой валялся где-то около кровати, сброшенные в гневе. На закате ван Эйк принес капитану документы, но того в каюте не оказалось. Лис не особо этому удивился и спокойно ушел заниматься своими делами. Он зашел через час, еще через час, потом посидел на палубе, ожидая прихода мужчины. Но Аарон не появился, Лис озяб, у него затекли ноги, и он ушел в теплую каюту. Сначала, конечно, Лис сидел на стуле напротив входа, там, где обычно сидели посетители капитана. Потом он пересел в кресло у широкого дубового стола и принялся пересматривать бумаги. «Интересно, каково это быть капитаном? Столько всего нужно помнить, учитывать. Ты отвечаешь не только за себя, но и за корабль, за членов команды. С такой работой у кого угодно станет дурной нрав.» Лис зло тряхнул головой. В последнее время он часто стал ловить себя на мысли, что оправдывает все поступки капитана, какими бы грубыми или жестокими они небыли. Аарона нельзя было назвать несправедливым человеком, однако иногда в своих наказаниях он перегибал палку, а на словах так и вообще – за месяц службы на корабле ван Эйк не слышал от капитана похвалы ни разу. Сначала парня это удивляло, потом начало задевать, потом откровенно раздражало, а теперь он во всем искал оправдание характеру любимого. Именно так:  Лис понял, что влюбился еще на причале, в первый день знакомства. И с каждым днем он замечал, что любовь эта крепла.

Полуэльф мерил шагами каюту капитана. Документы лежали на столе, и Лис вполне мог уйти, если бы хотел. Но в этом и была загвоздка – он не хотел уходить. Он нервничал. Страх заставлял сердце его колотиться быстрее, а руки нервно крутили медальон. «Ну, куда же он подевался?!» Лис попытался успокоиться, мимолетом глянув в зеркало и бухнувшись в кресло.

Отредактировано Lissandr van Aick (2012-10-28 18:59:34)

0

3

Деларош решил напиться. Просто так взять, и напиться. Напиться так, чтобы не соображать, где он находится и что делает. Напиться так, чтобы утром голова раскалывалась на куски, и было больно открыть глаза. Что послужило причиной столь неожиданного празднества? Да ничего особенного, капитан «Кастели» просто устал и захотел расслабиться. Беспрерывные морские походы, атаки пиратов, письма матери, потоком приходившие по несколько раз в неделю, все это способствовало тому, что у Аарона началась черная хандра. Мужчина ходил как в воду опущенный, постоянно на всех орал и большую часть времени проводил в своей каюте, не выходя даже к собственным морякам. Нет, брюнет всегда так делал, но в тот момент на него было просто страшно смотреть – то и дело казалось, что мгновение, и капитан превратится в огнедышащего дракона и поджарит всех к чертовой матери
Этим вечером Деларош решил больше не терпеть угнетающее его состояние и пойти хоть немного расслабиться. А что больше всего помогает людям почувствовать себя раскованными? Конечно, выпивка. Раздав указания и предупредив о своем отсутствии боцмана, Аарон сошел с фрегата и скрылся в переулках Светящегося в поисках нехитрого притона, где можно выложить монеты за кружку крепкого пива и забыть о насущных проблемах.
Пять кружек спустя (а именно столько, по мнению мужчины, он выпил) капитан был уже в состоянии нестояния и, возможно заснул бы, устроившись где-нибудь в темном углу, но неосторожно брошенная в сторону Делароша шутка местного выпивохи спровоцировала брюнета на драку. Из-за того, что у обоих противников двоилось, нет, даже не так, троилось в глазах, драка больше была похожа на простое размахивание кулаками, сопровождаемое гневными ругательствами. Закончилась она тем, что Аарон сломал шутнику нос, а тот осколком разбитой бутылки рассек капитану бровь. Если бы брюнет вовремя не уклонился, то ему точно бы порезали лицо. Покричав и поугрожав еще немного, разозлившийся Деларош вышел из таверны и, опасно качаясь из стороны в сторону, побрел к порту. На улице царила глубокая ночь, и людей на улице было мало. Но это напротив было хорошо – никто не помешает Аарону добираться до «Кастели», ни на кого при этом не отвлекаясь.
Пробравшись на борт фрегата, и опрокинув при этом какой-то ящик, мужчина влетел в свою каюту и громко хлопнул дверью, отчего та жалобно звякнула, ударившись о косяк.
- Черт… - смахнув с лица темные капли крови, прочертившие дорожки по щеке от рассеченной брови, Деларош с неимоверным трудом снял с плеч плащ, бросил его на пол рядом с дверью и, по-прежнему не замечая сидевшего в его рабочем кресле Лиссандра, направился к зеркалу, чтобы рассмотреть, насколько глубок порез.
Сделав несколько шагов, мужчина вдруг понял, что что-то не так и остановился. Затуманенный взор золотисто-карих глаз устремился к рабочему столу, и выловил из темноты фигуру эльфа.
- Какого черта?! Ты еще, что тут забыл?! – возмущенно воскликнул Аарон, гневно скалясь и пытаясь при этом сохранить равновесие, - Вон отсюда!

+1

4

Пересматривая бумаги, исписанные мелким почерком, Лис практически успокоился. Он отгонял прочь мысли о том, что с капитаном могло что-то случиться. Рыжий продолжал себя успокаивать и ему это практически удалось. Он уже собирался встать и уйти, как дверь в каюту с грохотом отворилась, скрипнула и в каюту, пошатываясь, вошел капитан. Лис мгновенно подскочил с кресла, но брюнет, похоже, его не замечал. Шатаясь, он подошел к зеркалу, с трудом снимая с себя плащ. Аарон смахнул кровь, стекающую из разбитой  брови. Лис охнул. «Он пьян. Господь помилуй, да он пьян!» Лис быстро осмотрел кабинет в поисках аптечки, но видимо она лежала в каком-то из шкафов. «И как назло нет лекаря – он предупредил, что на пару дней уйдет к подруге. Дьявол!» Первый раз в своей жизни, Лис пожалел, что его сила Иллюзии, а не умение лечить. Шансов подойти к капитану и уговорить его хотя бы обработать ранку и при этом не лишиться руки и глаза, было мало – несмотря на состояние капитана, он еще способен выстрелить. Оглянувшись снова и не найдя внезапного решения, Лис все же хотел рискнуть уговорить капитана на небольшое лечение. Но Аарон уже заметил рыжего и, пытаясь сфокусировать взгляд, принялся кричать. Лис прикрыл глаза, ожидая пока взрыв капитана закончится. Потом он медленно открыл глаза и, пока капитан не начал кричать снова, обошел разделяющий их стол.
- Капитан, позвольте, я помогу обработать вашу рану, - Лис знал, как нужно говорить с пьяными – медленно, успокаивающим тоном. Пока Лис говорил, он постарался встать сбоку капитана, и слегка приподнял руки, что бы поддержать в случае падения или удержать, если Деларош решит напасть. Лис не боялся, что капитан окажется сильнее – не в таком состоянии. «И чего он так надрался? Вроде бы причин никаких не было…» Капитан оставался загадкой для полуэльфа.

Капитан пошатнулся, и мысли рыжеволосого перетекли в иное русло. Теперь задачей полуэльфа стала попытка уложить капитана и обработать порез.

Отредактировано Lissandr van Aick (2012-10-28 20:04:59)

0

5

Не услышав ответа на поставленный вопрос, капитан разозлился еще сильнее. С каких это пор ему перестал подчиняться какой-то там охранник? Непорядок! Опасно покачнувшись в сторону и едва не свалившись под стол, Деларош замахнулся на рыжего, очевидно, собираясь отвесить тому ощутимую оплеуху. Однако из-за того что у мужчины кружилась голова, он промахнулся и, вместо того чтобы ударить Лиссандра, рухнул ему на плечо.
- Да чтоб тебя… - буркнул себе под нос Деларош, сжимая пальцами плечи рыжего, дабы приподняться и отстраниться, - Я еще раз спрашиваю – что ты забыл в моем кабинете? Я не выпущу тебя отсюда до тех пор, пока ты не… - с трудом отлипнув от ван Эйка, Аарон отшатнулся, упираясь спиной в стену с зеркалом, - … объяснишься. Решил обворовать меня?!
Рассеченная бровь неприятно ныла, а сочащаяся кровь то и дело норовила залиться в глаз и закрыть обзор, отчего капитан ежесекундно смахивал кровинки, пытаясь сохранить при этом грозный вид. А полуэльф, видимо, уходить никуда не собирался. Напротив, настырно пытался оказать мужчине первую помощь, что только сильнее раздражало крикливого Делароша, который надеялся быстренько покончить с зализыванием ран и отправиться в объятия Морфея. А тут еще и проникновение в личные покои, и причина неизвестна.
«Я так и знал, что пожалею о том, что возьму этого прохиндея в работники!».
- Не нужно ничего делать, я сам! – настырно воскликнул в ответ на предложение помощи Деларош, отмахиваясь от Лиссандра, - Живо говори, по какой причине ты ошиваешься в моей каюте и вали! – отвернувшись от рыжего, мужчина уставился на свое отражение в зеркале, коснулся пальцем краев ран на брови и зашипел от боли, - Твою мать…
Потоптавшись у зеркала еще несколько секунд, Аарон решил не заморачиваться с раной, мол, и так сойдет и, небрежно оттолкнув ван Эйка со своего пути, переместился к сундуку с одеждой. Едва слышно застонав от очередной вспышки боли, брюнет кое-как стянул пиджак камзола и отправил его «в полет» к плащу на пол, оставшись в рубашке. Снова забыв о присутствии члена команды, капитан вернулся к рабочему столу, тупо осмотрел лежавшие на нем бумаги и только потом снова перевел взгляд на Лиссандра.
- Ты все еще здесь?!

0

6

Капитан опасно раскачивался, бурчал ругательства под нос, отталкивал руки Лиса, путаясь и чуть не падая. Ван Эйк наблюдал за этим с легкой улыбкой, однако всегда наготове, что бы поймать брюнета.
- Решил обворовать меня?! – Брови Лиса взметнулись вверх. «Да я и забыл, кем он меня считает. Вором, пиратом, отбросом. Черт.» В груди неприятно кольнуло, легкая улыбка сползла с лица и Лис поджал губы.
- Если бы я хотел тебя обворовать, я бы давно это сделал. Можешь пересчитать деньги, если ты конечно в состоянии. – Лис не хотел язвить, но слова сами вырвались. Впрочем, недоверие капитана задело полуэльфа, и он решил не извинятся за колкость. Парень скрестил руки на груди, пока брюнет, прислоняясь к стене, пытался рассмотреть рану в зеркале.
- Живо говори, по какой причине ты ошиваешься в моей каюте и вали!
- Я принес тебе документы. – Лис указал рукой на стол. Капитан, оттолкнув рыжего, «В который раз…», подошел к сундуку с одеждой. Он медленно и неуверенно снял камзол, который полетел к плащу. Лису было довольно странно наблюдать за капитаном, который сейчас не мог даже ровно стоять, поминутно изрыгая проклятья. 
- Ты все еще здесь?! – Капитан смотрел на него с неподдельным удивлением.
- Да. И не уйду, пока ты не успокоишься. Тебе нужно обработать рану. – Лис злился и злость придавала ему смелость так нагло говорить с капитаном. – И чего ты так надрался, скажи на милость? – пробурчал Лис, наклоняясь вниз, чтобы достать из шкафчика аптечку.

0

7

Услышав в речах Лиссандра дерзкий переход на «ты», Деларош мигом хищно прищурился и уставился на рыжего так, словно бы тот был его заклятым врагом. Подобная наглость совсем не приводила капитана в восторг, а разбираться сейчас ему хотелось меньше всего. Слишком пьян и слишком устал.
«Господи, да иди ты уже отсюда! Жить, что ли надоело?» - мысленно возмущался Аарон, продолжая буравить ван Эйка гневным взглядом, пытаясь передать наглецу все охватившее брюнета раздражение, дабы тот, наконец, понял, что капитан не желает вести с ним светские беседы.
- Пф, как же, конечно… - рыкнул сам себе брюнет, оперевшись ладонями о столешницу и свесив голову над бумагами. Сорвавшиеся с брови капли крови упали прямо на принесенные бумаги и расплылись уродливыми темными кляксами, отчего Деларош поморщился и смахнул испорченные документы со стола на пол.  Те с легким шуршанием разлетелись в разные стороны и неслышно опали на деревянный пол каюты.
- Я посмотрю их позже, - небрежно махнув рукой в сторону валявшихся документов, брюнет качнулся назад и рухнул в кресло, не забыв при этом сдавленно ругнуться. Не успел Аарон сообразить, что случилось, как вдруг почувствовал тяжесть во всем теле и неутомимое желание закрыть глаза и отдаться сновидениям.
Сжав ладонями подлокотники кресла, мужчина с трудом приподнялся и принял более-менее удобную позу, после чего снова уставился на рыжего. Тот все еще носился по каюте Делароша и что-то отчаянно искал. Раздражение брюнета с каждой секундой росло все сильнее, ему хотелось подлететь к наглецу, схватить за шкирку и выбросить вон из комнаты, но кресло, словно примагнитило тело Аарона к себе, не позволяя капитану двигаться. Пьяному грозе королевского флота не оставалось ничего другого кроме как гневно орать.
- Я спокоен! – тут же выпустил колючки Деларош, нервно дернувшись в кресле, - Я сказал, что не нужно мне ничего делать! И с какой стати я должен перед тобой отчитываться? – брюнет в очередной раз оскалился и от раздражения шкрябнул ногтями по деревянному подлокотнику кресла, - Я делаю то, что считаю нужным!

0

8

Лис метался по комнате, в поисках аптечки. Капитан упал в кресло, и, не стараясь подняться, начал выкрикивать проклятья. «Надо бы дать ему воды. Пусть хоть немного протрезвеет» Аарон кричал что-то о спокойствии и о том, что ни в чем не нуждается.
- Ну конечно, мой капитан, конечно. Вы сами в состоянии о себе позаботится, конечно. – Лис приговаривал успокаивающие слова, успокаиваясь сам. Руки дрожали. Лис был зол на себя за внезапную вспышку, за то, что позволил себе обратится к капитану на «ты». Полуэльф молчал, стоя посреди кабинета. Покрутив головой, он сдвинул брови и посмотрел на капитана. Тот выкрикивал проклятья, но язык его заплетался, а глаза блуждали по комнате, не останавливаясь ни на чем. Лис стараясь ступать тихо, подошел к длинному шкафу за спиной Аарона. Распахнув дверцы, он бегло просмотрел полки и, наконец, нашел то, что искал. Небольшой саквояж с красным крестом стоял на самой нижней полке. Лис достал аптечку, обошел стол, стараясь не обращать внимания на недовольство брюнета. Раскрыв саквояж, он нашел пузырек спирта и чистую ткань. «Теперь нужно как-то к нему подойти. Но как?»
- И с какой стати я должен перед тобой отчитываться?
Лис удивленно посмотрел на капитана. Это была первая связная мысли за последние несколько минут. Вслед за ней последовало утверждение, что брюнет делает то, что считает нужным. «И пусть так. Главное, что с тобой все хорошо, и ты отделался только царапиной» Держа спирт и ткань в одной руке, Лис выставил вторую ладонью вперед, как бы показывая, что он не нападает. «Главное подходить к нему медленно. Пусть видит, что я не представляю опасности» Лис вспоминал, как много раз приводил в себя пьяных знакомых Арида. Лис медленно подходил, пока пьяный капитан слегка успокоился и перестал буянить. Однако взгляд золотистых глаз заставил Лиса поежиться – на мгновение ему показалось, что капитан не пьян и все это фарс.
- Конечно, мой капитан волен делать, что ему заблагорассудится. Но мы так переживали. А если бы с вами что случилось? Что было бы со всеми нами, с командой, с прекрасным кораблем? Для того, что бы так рисковать спокойствием команды, нужно иметь сильную причину. – Лис тихо говорил это, слегка растягивая гласные, что бы слова его больше походили на песню. Он опустился на колено у кресла капитан, продолжая говорить какой-то бред успокаивающим голосом и отчаянно надеясь, что он успеет обработать рану прежде, чем капитан получит прилив сил и, рассвирепев, вышвырнет его отсюда. – Я только обработаю рану, чтобы не болело, и уйду, Оставлю моего капитана в одиночестве.

0

9

Осторожный, немного заискивающий тон Лиссандра в какой-то степени утихомирил разбушевавшегося капитана, действуя на него, как валерьянка на кота. Полуэльф свободно перемещался по каюте Делароша, копаясь в шкафах и сундуках, не прерывая поиски лекарств. Мельтешение перед глазами неимоверно раздражало брюнета, но так как возможность двигаться у мужчины испарилась в тот момент, когда он осел в кресло, Аарону позволялось только следить за передвижениями ван Эйка и ругаться.
«Клянусь, я его убью… застрелю… выброшу за борт...» - мысленно угрожал рыжему мужчина, отчаянно пытаясь подавить в себе желание заснуть. Ну нет, пока Лиссандр не уйдет из каюты, Деларош и глаза не сомкнет! Нужно всегда быть начеку. К тому же, оправдание охранника в том, что он всего лишь принес капитану документы, Аарона не устраивало. Мужчина почему-то видел во всем этом скрытый подтекст, непонятный ему мотив. И как бы трудно ни было, брюнет своего добьется и узнает, зачем все-таки Лиссандр ждал его в комнате.
- И чего ты там копаешься? – едва слышно спросил юношу Деларош, немного повернув голову в сторону шкафа за креслом, где сейчас и находился полуэльф. Ответом мужчине послужило то, что ван Эйк отошел от ящиков и обогнул стол, держа в руках какой-то пузырек, очевидно, спирт и кусок тряпки. Вторая рука рыжего была направлена в сторону Аарона, а весь вид парня говорил о том, что он не представляет никакой опасности и его можно не бояться. Брюнет, словно поняв, что собирается делать со всеми этими предметами Лиссандр, заерзал в кресле и вот уже в который раз прищурился, не сводя с собеседника настороженного и внимательного взгляда.
- Хм… - недовольно буркнув себе под нос, Деларош на мгновение прикрыл глаза, словно тем самым пытался унять тупую боль в ране и не заметил, как ван Эйк подошел совсем близко и опустился у кресла на колено. Тихие спокойные речи полуэльфа снова подействовали на Аарона как колыбельная, отчего мужчина лениво повернул голову к лицу рыжего и тяжело выдохнул, - Конечно, переживали они… Я предупредил боцмана о своем отсутствии, мы все могли спокойно поинтересоваться у него, куда я ушел… - внезапно замолчав, мужчина снова прикрыл глаза, впадая в легкую дрему, но быстро вернулся в реальный мир. Втянув легкими воздух, мужчина пригляделся к чертам лица полуэльфа, слабо освещенным сиянием лампы. Насмотревшись на члена своей команды, брюнет вяло поднял руку в сторону Лиссандра, намереваясь провести пальцами по чудному изящному профилю юноши, но даже этого сделать не смог, так он устал.
«Черт тебя дери…».
- Хорошо, - немного раздраженно шикнул Деларош в ответ на слова ван Эйка о том, что он «только обработает рану», - Разбирайся быстрее с этой раной и иди вон. Я устал.

0

10

Капитан присмирел, и пока Лис, опустившись на колени у кресла, убирал спутавшиеся волосы со лба брюнета, только буравил его взглядом. Деларош смотрел, не отрываясь, и Лис снова поежился от мысли, что капитан трезв. Но попытка мужчины поднять руку – толи протест, толи ободрение, снова убедили юношу, что ему только кажется. «Я просто слишком переживаю. Мне стоит успокоиться. Он пьян и завтра даже не вспомнит, что я был здесь. А если и вспомнит, подумает, что мой дурацкий вид ему привиделся в пьяном бреду» Лис намочил тряпку и осторожно провел по краям раны.  Еще раз и еще раз. Потом он легко прикоснулся тряпкой к самой ране. Немного отстранившись, Лис принялся рассматривать лицо капитана. Высокий лоб, тонкие брови, прямой нос и слегка искривленные губы. Стараясь не задумываться о последствиях, Лис провел указательным пальцем по контуру губ. «Что же ты творишь, ван Эйк?! Молись, что бы завтра он об этом не вспомнил, а не то выкинет тебя твоя любовь за борт и хорошо еще, если перед этим не четвертует» - мысленно ругал себя Лис, но уже не мог, да и не хотел останавливаться. Он проводил пальцем по губам, по острому подбородку. «Как же ты прекрасен, мой капитан…» - Лис смотрел, не моргая, на Аарона.
Поддавшись внезапному порыву, Лис наклонился вперед и невесомо поцеловал капитана. Замерев на мгновение над его губами, полуэльф вдруг осознал, что происходит. «Зачем я это сделал? Придурок!» Некое опьянение, от тишины воцарившейся, когда Лис обрабатывал рану, улетучилось оставив только злость на самого себя и страх. Лис отстранился так же резко, как и приблизился. Испуганно зажав рот, он смотрел на капитана. Решив не дожидаться справедливого гнева, парень вскочил, побросал пузырек и тряпки обратно в аптечку и торопливо направился к дверям. Уже открыв их и занеся ногу для следующего шага, Лис обернулся и произнес:
- Спокойной ночи, мой капитан.

+1

11

Пока Лиссандр возился с тряпками, смачивая их спиртом, Деларош чуть откинулся на спинку кресла, принимая расслабленную позу. Тепло, исходившее от светящей ламы и от сидевшего рядом ван Эйка, только способствовали тому, что капитан то и дело впадал в дрему и уже не мог с собой совладать. На секунду брюнету стало все равно на свое опьянение, на «колдующего» рядом юношу, на ненавистных родителей и вообще на все, что было у него в этой жизни. Только сон. Сон и спокойствие, большего Аарону не надо было. Мужчине не хотелось думать, даже не хотелось дышать.
«Надо сказать боцману… документы… и донесение королю…» - обрывки мыслей перемешались в голове брюнета, но тот не вникал в смысл надуманного.
Неожиданное прикосновение холодной тряпки к краям раны заставило мужчину распахнуть глаза и чуть прищуриться от бьющего света. Спирт неприятно защипал рану, отчего Деларош вцепился пальцами в подлокотники кресла и шикнул. Лиссандр снова провел тканью по ране, а потом и вовсе приложил намоченную спиртом тряпку к окровавленному порезу, вызвав у Аарона недовольно вскрик боли и нервное дерганье по кресле. Закусив губу, Деларош замахнулся рукой на рыжего, но и тут быстро утихомирился, потому как одной ногой уже пребывал в состоянии сна.
- Больно… - прошипев, словно змея, капитан вернулся в прежнее положение и успокоился, изредка морщась и хмурясь.
Наслаждаясь теплом каюты, мужчина до такой степени расслабился, что почти не почувствовал легкое прикосновение к своим губам и подбородку. Однако, тот, кто «распускал руки», был нежен и мягок. Деларош, чтобы посмотреть, кто это такой смелый, слабо приоткрыл глаза и разглядел нависшее над ним рыжее пятно.
«Лиссандр! Что он… Дурак…» - как-то неопределенно промелькнуло в мыслях Аарона.  Ощущая тепло на своих губах, капитан чуть подался вперед, чтобы перехватить нежную кожу, но не успел. Уже в следующую секунду наваждение в виде ван Эйка растворилось и переместилось куда-то в сторону входной двери.
- Стой, - немного хриплым голосом произнес мужчина, приподнявшись в кресле и сфокусировав взгляд на фигуре полуэльфа, - Вернись и объясни свое поведение. Живо.
"Боже, ну что еще... Что нашло на этого... "

0

12

Лис замер у дверей, повинуясь приказу капитана. «Господи помилуй, какой же я дурак, что же я наделал... Зачем? Зачем, кракены тебя раздери, ван Эйк ты творишь это? Что, жить надоело? Он же меня сейчас прибьет» - рыжеволосый не на шутку испугался. В голову лезли красочные картины расправы над ним разозленного Делароша, и Лис не мог придумать, как вывернутся из этой ситуации. Он бы мог сыграть на том, что капитан пьян и прикинутся, бут-то ничего не произошло, но Лиссандр даже не задумался об этом. Он просто стоял, съежившись в дверях, все еще держа ручку, и молился, что бы это поскорее закончилось. «Господи, какой же я идиот. Как можно было все испортить? Что же делать, что ему сказать… Твою мать, ван Эйк соберись! Ведешь себя как баба. Еще реветь начни» - мысленно орал на самого себя полуэльф, не замечая, что в глазах уже собираются слезы. Лиссандр закусил губу, которая еще хранила тепло прикосновения, стараясь сдержать рвущийся стон отчаянья. «Интересно, как это – целоваться с Аароном Деларошем? Он такой же злой в постели, как и в жизни или нет?» – губы Лиса начали растягиваться в мечтательной улыбке, но он тут же одернул себя: «Твою мать, ван Эйк, тебе жить осталось может быть пару часов, а ты думаешь о том, как он ведет себя, когда спит с кем-то? Что, черт возьми, с тобой происходит?! Неужели этот мрачный тип занимает все твои мысли?!» Лис злился на себя, но ничего не мог поделать – даже понимая, что возможно прямо сейчас капитан в гневе застрелит его, он продолжал думать о его теплых губах. Сжав дверную ручку, парень нашел в себе силы повернутся к капитану, однако, не поднимая головы. На лицо спадали длинные волосы, скрывая трясущиеся губы:
- Это… Простите, капитан. Это больше не повторится. Позвольте мне уйти.

0

13

Невнятный ответ Лиссандра типа «Я так больше не буду», разозлил Делароша до такой степени, что брюнет едва не сорвался с кресла и не схватился на револьвер, которого, на счастье ван Эйка, на поясе Аарона не оказалось – оружие осталось в кармане пиджака, валявшегося на полу рядом с дверью. И даже если капитан решится прострелить рыжему голову, он все равно не успеет добраться до пистолета и Лиссандр все же сможет убежать и схорониться где-нибудь под темной лестницей в трюме, куда пьяный Деларош уж точно не полезет.
Раздраженно что-то прорычав, мужчина окинул полуэльфа презрительным взглядом и прикрыл на мгновение лицо ладонью, будто тем самым хотел избавить поле своего зрения от мельтешащей фигуры члена команды. Юноша, в свою очередь, молча топтался у закрытой двери и не смел поднять на Аарона взгляд, словно тот был Медузой Горгоной, и если Лиссандр взглянет в золотисто-карие глаза Делароша, то вмиг окаменеет.
- И долго мы так будем молчать? – на удивление спокойно спросил брюнет, хотя в его голосе можно было различить нотки угрозы, - Язык проглотил?
Затянувшееся молчание выводило Аарона из себя. Но кто сказал, что капитан собрался прекратить свои «допросы»? Не привыкший никому в чем-то уступать, Деларош поджал губы и принялся отбивать кончиками пальцев по подлокотнику кресла неровную сбивающуюся дробь, не прекращая при этом пялиться на все еще молчавшего Лиссандра. Да, эта пауза определенно затянулась.
«Вот настырный… С каких таких пор неповиновение начальству стало нормой? Не хочешь говорить добровольно? Что ж, отлично, тогда я сам выбью из тебя ответ».
Искривив губы, капитан оперся ладонями о подлокотники и с явным трудом поднялся на ноги, держась при этом за все, что попадалось под руку: спинка кресла, стол, лампа и так далее. Выпрямившись и убедившись, что он стоит прочно и не отправится «в гости» к полу уже через секунду, Деларош медленно, словно крадущийся хищник, двинулся в сторону ван Эйка, отчеканивая по дощатому полу каюты четкие постукивания каблуками ботфорт.
- Я ведь говорил, что ты не выйдешь отсюда, пока я не получу ответы на все свои вопросы? – мужчина на мгновение притормозил, потому что у него поплыло все перед глазами, но он продолжил шаг. Решив припугнуть Лиссандра, брюнет резко подался вперед и с грохотом прижал руки к двери за спиной рыжего, отрезая ему все пути к отступлению. Теперь, чтобы выбраться из каюты Делароша и спасти собственную шкуру, полуэльфу придется сначала «сразиться» с Аароном, - Я все еще жду объяснений.

+1

14

Лис вздрогнул, когда капитан прижал руки к двери за его стеной, тем самым отрезая все пути к отступлению. «Чудно, доигрался. Что мне ему сказать? Чёрт, да я сам не знаю, зачем полез к нему целоваться! «Ой, капитан, а я вас с бабой перепутал» Нет, не так: «Ой, капитан, я думал вы будете не против» Тогда скорее уже так: «Ой, капитан, мне просто жить надоело, вот решил поразвлечься напоследок» Черт, черт, черт. Интересно, если я скажу ему правду, я успею произнести слово «Восхитительный», прежде, чем он мне шею свернет?» Что делать, рыжеволосый и в самом деле не знал. «Все еще ждет объяснений. Прекрасно, ждет он. Ну жди, что я еще могу сказать. Черт, ван Эйк, поздравляю, твои поцелуи отрезвляют. Знаешь, на этом можно заработать. Как не вовремя вы протрезвели, мой капитан» Лис молчал, опустив голову. ОН не могу заставить себя поднять глаза на капитана. «Лис, ну давай, скажи же ему хоть что-то, иначе он тебя убьет» - внутренний голос, казалось, был на грани паники. Но эти слова, а точнее мысли, разозлили рыжего. Он сжал кулаки: «Да, в конце концов, что он мне сделает?! Помирать, так с песней!» Лис вскинул голову, дерзко посмотрев в глаза капитана и, добавив в голос максимум яда, на который был способен, произнес:
- Что вы хотите услышать, капитан? Я уже извинился. – Немного помолчав, все еще неотрывно глядя в золотые глаза капитана, добавил: - Хотите услышать причину? Поверьте, вам это не нужно.
Лис смотрел в глаза капитану со злостью, отчаянно надеясь, что брюнет не заметит в голубых глазах полуэльфа застывшие слезы.

0

15

Больше всего на свете сейчас Деларош хотел как можно быстрее расправиться с настырным полуэльфом, послать его по матушке и со спокойной душой отправиться, наконец, в постель и немного отдохнуть перед тем, как проснуться с дикой головной болью и желанием подохнуть, лишь бы не мучиться. Но до сих пор молчавший Лиссандр лишал Аарона прекрасной возможности на сон, что только сильнее выбешивало и без того агрессивного капитана.
«Тебе что, жить надоело, придурок? Специально мое терпение испытываешь?» - мысленно бушевал Деларош, не сводя с ван Эйка прищуренного взгляда и не отнимая рук от двери, чтобы рыжий не смог далеко убежать, если все же надумает дать деру. Усталость и опьянение брали свое: Аарон ясно чувствовал, что его уже не держат ноги, и он в любой момент повалится вбок. Голова шла кругом, перед глазами все расплывалось, будто в тумане, а веки прикрывались сами собой.
И вот Лиссандр наконец-то заговорил. Заговорил едко и с отчаянием в голосе, будто ему было очень трудно что-либо говорить. Было видно, что полуэльф едва сдерживается, чтобы не перейти на крик и ругань. Голубые глаза ван Эйка смотрели на Аарона с дерзостью и неприкрытым вызовом.
«Что-то здесь не так…».
Поморщившись от подобного тона, Деларош сжал кулаки, ответил на гневный взгляд рыжего своим коронным ядовитым взглядом, от которого у окружающих всегда бегали нервные мурашки, а потом резко сжал ладонью тонкую шею Лиссандра. Не так сильно, чтобы задушить несчастного, но вполне ощутимо. Рука брюнета предательски дрожала от негодования и любое неосторожное действие приведет к тому, что мужчина просто-напросто свернет «подопечному» шею.
- Ты что-то скрываешь от меня? Лучше не зли меня, иначе я не обещаю, что сохраню тебе жизнь, - шипя, словно змея, произнес Аарон, наклонившись к лицу Лиссандра, - Да, я желаю услышать причину.
Теперь рыжему оставалось делать только три вещи: либо драться с разъяренным мужчиной, чтобы спасти собственную шкуру, либо признаться во всем и надеяться, что Деларош все же отпустит его, либо ждать чуда.

0

16

Внутри Лиса бушевали эмоции. Он проклинал себя, за любопытство или что это там было, когда он пытался целовать капитана, проклинал и капитана, так не вовремя протрезвевшего и снова себя за слабость и состояние, граничащее с истерикой. Руки рыжеволосого дрожали, сердце бешено скакало и было не понятно от чего: от страха, от близости капитана или от чего-то еще.
Лис дернулся, когда рука капитана сжала его шею. Парень замер и на мгновение стало слышно, как стучит его сердце. Глубокий вдох и так сложно протолкнуть воздух в легкие. «И почему я не могу влюбляться в милых и пушистых эльфят с нежным взглядом? Нет, мне обязательно нужно влюбиться в человека, склонного к насилию» Лис грубо выругался сквозь зубы, опустив голову настолько, насколько это позволяла рука капитана. Сейчас не хотелось ни смотреть на мужчину, ни что бы это продолжалось. « Зачем я вообще к нему поперся? Придурок. Надо было сидеть у себя в каюте и читать книжку. Или вон, по палубе погулять» Услышав слова капитана, Лис резко вскинул голову, поморщившись, когда перехватило дыхание. Немного откинув голову назад, он смотрел на капитана с хищным любопытством, отражающимся в глазах. Растягивая гласные, он произнес:
- Предупреждаю, это не самая приятная новость для вас, капитан. Я бы даже сказал это одна из самых худших новостей в вашей жизни. – Попытка склонить голову не увенчалась успехом, и Лиссандр продолжил нормальным голосом – Но кажется и это вас не переубедит. Хорошо.
Лис склонил голову, так что бы волосы скрывали его лицо, выдержал театральную паузу и, резко вскинув голову, растянул губы в улыбке и пропел:
- Я люблю вас, капитан.
Это выглядело так наигранно и глупо, что вряд ли Аарон повелся на это, но внутри Лиса все сжалось. «Это не так сложно, как я думал. Жаль только, что он не поймет, что это правда» Опешивший капитан ослабил хватку, и Лису не составило труда вывернуться и оттолкнуть его от себя. Склонив голову набок, так, что позвонки хрустнули, Лиссандр посмотрел на капитана, прищурив правый глаз и словно раздумывая о чем-то. Не прошло и секунды, как рыжеволосый схватил капитана за ворот рубашки и, притянув к себе, жадно поцеловал.

Отстранившись, он подумал, что умирать со вкусом поцелуя на губах, не так уже и страшно.

Отредактировано Lissandr van Aick (2012-10-31 17:19:15)

0

17

Немного трагичный и осторожный тон полуэльфа, решившего, наконец, заговорить, как следует, взволновал Аарона. Брюнет, внимательно уставившись в глаза Лиссандра, на мгновение задержал дыхание и приготовился, если что разбить прекрасное лицо юноши о край стола, свернуть ему к чертовой матери шею или просто выбросить из окна в море. Вот рыжий широко и хитро улыбнулся, чуть запрокинул голову, чтобы встретиться с мужчиной взглядом и… признался в любви.
Да, Деларош ожидал какого угодно ответа от Лиссандра: признание в краже, убийстве, в том, что команда корабля готовит мятеж и прочее в подобном роде, но признание в любви… Этого капитан никак не был готов услышать.
На какое-то мгновение мужчине показалось, что он все-таки спит, и ему снится не совсем приятный сон с участием в нем ван Эйка. Однако внезапно протрезвевший ум дал грозе флота понять, что все реально и он, к превеликому ему сожалению, не спит.
В принципе, признания в любви никогда не трогали равнодушное сердце брюнета, но почему-то в этот момент он опешил и немного ослабил руку, стискивающую шею ван Эйка. Во взгляде Аарона проскользнуло непонимание и толика удивления. Мужчина до последнего надеялся на то, что глупый полуэльф просто решил таким образом поискать приключений за пятую точку. И, если это окажется правдой, пули из револьвера капитана ему точно не избежать.
Блуждавшая на губах рыжего шальная улыбка и искорка азарта в глазах, заставили капитана усомниться в правдивости сказанного. Однако что-то не давало Деларошу покоя.
«Издеваешься что ли?!» - мгновенно став мрачнее тучи, Аарон недовольно искривил губы, однако последовавший за словами Лиссандра пылкий поцелуй окончательно выбил из головы брюнета все мысли.
Машинально облизав губы и чуть изогнув бровь, Деларош посмотрел на юношу, который, очевидно, приготовился быть разорванным на куски. Отчасти мужчине так и хотелось казнить охранника каким-нибудь самым жестоким в мире способом.
«Любишь, значит? Хм, прекрасно… Небось взаимности желаешь? Что ж, получай мою любовь».
- Идиот… - шикнув на ван Эйка, капитан схватил его за подбородок, притянул к себе и впился в губы полуэльфа поцелуем. Обхватив ладонью затылок Лиссандра, мужчина по-хозяйски раздвинул языком губы рыжего, проникая в его рот и тем самым углубляя поцелуй. Мужчина никогда не отличался нежностью, поэтому ответный поцелуй вышел жадным и грубым. Прикусив напоследок нежную кожу губ юноши, Аарон отстранился и внимательно осмотрел черты лица охранника, - Ты выбрал себе ужасный объект для воздыханий.

+1

18

Лис уже мысленно попрощался с миром и был готов принять пулю, но этого не случилось. Вместо жестокого и, несомненно, кровавого убийства, капитан притянул Лиса и довольно грубо впился в него губами. Полуэльф был поражен, ведь он ожидал чего угодно: удара, проклятий, даже драки. Когда поцелуй прекратился, и мужчина заговорил, Лис был вне себя от счастья. Он не знал, как вести себя дальше. «Вот это да. Неужели мне это не снится, и он действительно меня поцеловал? Оххх…» Лис напрягся, стараясь сдержать рвущиеся наружу эмоции. Ему хотелось закричать от счастья, повиснуть на шее у капитана или носится по всему кораблю с воплями.
Но Лис не был бы собой, если бы не захотел большего. Заглянув в глаза капитана, в которых отражались сложно читаемые эмоции «Удивление? Желание? Жаль, что я не могу читать мысли…» он произнес:
- Возможно. Но я не отступлю, ни в коем случае.
«Как мне показать ему, что я не против продолжить? А если он против? Чёрт. Что же делать?» И он медленно подошел к капитану. Тот, казалось, был не против, так что Лис медленно провел руками по его плечам, спускаясь к груди. От тепла, что исходило от тела Аарона, от запаха моря и чего-то еще, у Лиса закружилась голова – это было похоже на опьянение. Он лукаво посмотрел брюнету в глаза и потянулся за еще одним поцелуем.

0

19

«Он что, счастлив?» - непонимающе подумал капитан, заметив, как просветлело лицо Лиссандра, когда он его поцеловал. Полуэльф, казалось, сейчас воспарит без всяких крыльев или начнет радостно бегать и причитать, как это обычно делают по уши влюбленные девушки, когда слышат от возлюбленного смелые признания в искренности их чувств. Деларош невольно искривил губы, и чуть было не стряхнул с себя руки рыжего, словно тот был болен проказой, - «Ненормальный…».
Уверенный ответ ван Эйка о том, что он не отступит от своего и, очевидно, всеми способами будет добиваться взаимной любви мужчины, заставил Аарон раздраженно втянуть легкими воздух и возвести к потолку глаза, будто брюнет тем самым спрашивал, за что боги его так наказали. Сказать по правде, все эти последние события неплохо выбили Делароша из колеи и сейчас все его мысли о сне сменились другим желанием – вышвырнуть Лиссандра за порог каюты, запереться и… снова напиться. Напиться так, чтобы по возможности потерять память и никогда не вспоминать ни слов юноши, ни этих поцелуев, ничего.
- Идиот… - вот уже в который раз сказал капитан, смотря в голубые глаза ван Эйка. Противоречивые чувства одолевали разум мужчины, из-за чего он просто не мог решить, что же все же делать с этим горе-влюбленным. Отпустить с миром или все же наказать?
Рыжий в свою очередь, набравшись смелости, снова нагло пошел «атакой» на Делароша, обнимая его за плечи и проводя ладонями по груди. Он будто был загипнотизирован или пьян, совсем как гроза королевского флота. Промелькнувшая в голубых глазах лукавая искорка, и Лиссандр снова тянется к губам брюнета, чтобы заполучить еще один поцелуй. Но в этот раз капитан решил все же не уступать охраннику…
- Достаточно, - привычным равнодушным голосом произнес Аарон, чуть отстранившись от полуэльфа и положив ему руки на плечи, чтобы если что оттолкнуть, - Ты и так получил уже все, что хотел. Уходи, мне нужно… работать, - золотисто-карие глаза переметнулись на валявшиеся на полу документы, - Потом, все потом.

0

20

Лис только ухмыльнулся, когда капитан в очередной раз назвал его идиотом. «Думай, что хочешь, капитан – как бы ты себя не вел, я не пожалею о своем выборе. Ты просто не знаешь меня» - рыжий отстранился, повинуясь настойчивому  движению рук брюнета. Слова Аарона, скорее даже тон, которым они были сказаны – это задело полуэльфа, но он решил не подавать виду. «Ага, работать ты будешь, как же» - Лис презрительно искривил губы, но сказал ровным голосом совсем другое:
-Как скажете, мой капитан. Спокойно ночи.
Лис отошел от капитана, окинул взглядом каюту, словно бы о чем-то задумываясь. Щеки его горели, а пальцы были холодны. Ван Эйк знал, что заснуть не сможет. Постояв немного, он подошел к двери и, взявшись за ручку, ядовито произнес:
- Удачно поработать. – Закрыв за собой дверь, Лис прислонился к ней спиной. Зачем он говорил с капитаном в таком тоне? – на этот вопрос у него не было ответа. Рыжеволосый прикрыл глаза успокаиваясь. Щеки горели, руки дрожали, колени подкашивались – ван Эйку на мгновение даже показалось, что это лихорадка. Но он знал, что это не так. Постояв еще немного у двери, он принял решение прогуляться по палубе, чтобы проветрить голову.

_____________________
Офф: простите за задержку. проблемы в реале.

0

21

Как только дверь каюты капитана закрылась, а Лиссандр исчез из поля зрения Делароша, мужчина почувствовал странное облегчение, словно с его плеч рухнул невидимый давящий груз. Надо же, оказывается, и Аарон умеет волноваться.
- О, боже… - осуждающим тоном произнес в пространство брюнет, прикрывая глаза ладонью. Адекватные мысли исчезли из головы мужчины, словно их и не было, - Набрал на свою голову команду…
Убрав от лица руку, капитан уставился на закрытую дверь, словно пытался посмотреть сквозь нее и увидеть, где сейчас находится ван Эйк. Но, увы, такой способностью мужчина не обладал, поэтому ему пришлось отвернуться и неспешным, аккуратным шагом направиться к рабочему столу. Зашуршавшие под ногами документы, которые Аарон сбросил на пол, заставили Делароша в очередной раз остановиться, опустить взор к носкам ботфорт и раздраженно втянуть воздух.
С неимоверным трудом наклонившись к бумагам, мужчина сгреб их в неровную кучку, переместил на поверхность стола и замер, уставившись куда-то в спинку кресла напротив. На ум брюнету пришли многострадальный поцелуй и произнесенное Лиссандром «Люблю вас, капитан».
Мгновенно оскалившись, как дикий зверь, Деларош схватил со стола шкатулку и, развернувшись, разъяренно бросил ее в сторону дверного проема. Изящное изделие, подаренное Аарону какой-то впечатлительной портовой девицей, впечаталось в закрытую дверь и, покрывшись трещиной, лишилось крышки, которая, сорвавшись с миниатюрных петелек, отлетела куда-то в угол. Сам же Деларош, упершись поясницей о стол, чтобы не упасть, сжал кулаки и что-то процедил сквозь зубы. Определенно, что-то нецензурное и нелестное…
Грохот, донесшийся из каюты капитана, привлек внимание кого-то снаружи, потому что уже спустя три минуты после «полета» шкатулки, в дверь деликатно постучали.
- Капитан? Что-то случилось? С вами все в порядке?
- Пошел вон! – ответ не заставил себя долго ждать.
Убедившись, что нарушитель спокойствия ушел, Деларош кое-как отлепился от стола, обогнул его, добрался до кресла и уселся в него, закрыв глаза. Несмотря на то, что кровать находилась рядом, идти до нее пьяному капитану было лень, поэтому сегодня он решил довольствоваться креслом.
- Надоели… - буркнув себе под нос, Аарон приоткрыл глаза и посмотрел куда-то перед собой. В голове снова нарисовался образ Лиссандра… Прикусив губу и о чем-то задумавшись, брюнет усмехнулся и снова закрыл глаза, - Сумасшедший… Глупец, себе лишние проблемы… зарабатывает… Это пройдет, да, скоро пройдет… - усталость и алкоголь в кои-то веки одержали победу над капитаном, отправив его в объятия сна.

Конец

Отредактировано Aaron Delaroche (2012-11-12 21:58:05)

0


Вы здесь » Corsair`s Life » Insel ~ Острова » Просто люблю.