Corsair`s Life

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Corsair`s Life » Leuchtend ~ Светящийся » "Давай сделаем вид, что ничего не произошло..." 20 июня 450 г.


"Давай сделаем вид, что ничего не произошло..." 20 июня 450 г.

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Участники: Anariel, Tord Charbon
Место действия: улицы города
Дата, время, погода: 20 июня 450 г., вторая половина дня. Пасмурно.
Общая информация: Направляясь в лавку дель Рейна, даты предъявить ему найденную информацию, Крауц сталкивается со своим старым любовником Тордом Шарбоном.

Крауц из эпизода - "Особо важное задание"

Выйдя на улицу, Анариэль прямиком направился в сторону лавки дель Рейна. После посещения архивов библиотеки у Крауца накопилось множество вопросов, которые стоило задать подозреваемому, что называется, с глазу на глаз. И самым главным из них был вопрос, связанный со смертью его матери. Расхождения в двух архивных книгах, официальная и «истинная», вызывали подозрения, и хотелось услышать от самого Лессы правду, относительно сего факта. А уже от того, что тот скажет на прямой вопрос, будут зависеть дальнейшие выводы.
Неспешно шагая по широкой центральной улице, торопиться Крауц не собирался, не в его манере было торопиться, глава инквизиции, не обращая внимания на взгляды прохожих, однако подмечая каждый из них, Анариэль свернул в сторону упомянутой выше лавки, когда в поле зрения попала знакомая фигура. Пожалуй, за столько лет знакомства, этот силуэт он узнает везде и всюду, даже в полумраке. И, кажется, его тоже заметили. Потому как взгляд фиалковых глаз на доли секунды встретился с почти черным взглядом. На губах инквизитора промелькнула тень улыбки. Рад видеть, или просто не ожидал встречи сейчас, и его просто позабавил тот факт, что его заметили, и тут же сделали вид, что не видят, хотя, ясно же было, что отнюдь не случает тот факт, что Торд попался Крауцу на глаза, кто знает. Но, так или иначе, решив на пару минут отложить визит к дель Рейну, Анариель направился в сторону парня.
Сколько они не виделись? Три недели, четыре? Да, кажется около месяца. Вот ведь парадокс – пока парень не попался на глаза, Анариэль, занятый работой, не особо чтобы часто вспоминал о своём приходящем любовнике. А сейчас, стоило тому нарисоваться пред его светлые очи, как в голову тут же пришла мысль, что, черт возьми, кажется, он по нему даже немного скучал. Вот уж воистину странное чувство, когда одновременно хочется и придушить этого… оборотня, утащить в застенок, или еще что похуже, и вместе с тем, так сложно отказать себе в желании снова слушать его стоны, наслаждаясь горячей близостью сильного, податливого тела. Да еще этот извечный долг за спасение. Как же давно это было, а совесть, да, черт возьми, у Крауца, как не странно, она имеется, не позволяет сдать мальчишку инквизиции, всячески «отмазывая», что, мол, «он предан Нам, и его трогать не нужно».

Отредактировано Anariel (2012-08-13 11:08:19)

0

2

Торд сутки не спал, торгуясь с очередными предприимчивыми ребятами. Он был помят, нетрезв и доволен собой. Не смотря на то, что он так и не получил все то, что хотел и интересная штуковина, назначение корой кстати он так и не узнал, уплыла прямо у него из-под носа, но зато весь остальной товар он взял даже не за пол цены, а за треть. Ну, не считая тех бочонков, один из которых он уже знал куда пристроит. Знал он тут одного продавца ядов и прочей хрени. Натянув поглубже капюшон, скорее по привычке, нежели из желания оставаться в тени, а так же не особо рассчитывая сейчас на свои способности быть незаметным, он медленно направился в сторону доков. «И все таки надо было переждать, завалиться куда-нибудь. Но вот куда? Да хоть в бордель. Не, платить за девку, когда я буду дрыхнуть. Расточительство какое!» Так он шел, не обращая внимания на прохожих, споря сам с собой и не обращая внимания ни на кого, даже на малолеток, пристроившихся за ним хвостиком и явно нацелившихся на его тугой кошелек. Мальцы не знали, что там не деньги, а всего лишь травка. Сегодня Торд истратил все, что взял с собой, чему был рад, но потерять траву ему тоже не хотелось. Её он приберегал для особого клиента, так что при ближайшем удобном случае он нырнул в подворотню, пробежался по узкой улочке вдоль главной дороги, свернул в закуток, там через проходной двор вышел к одной из ответвлений от центральной улицы и тихо посвистывая двинулся дальше. Теперь он был еще дальше от дома, но мальчишки потеряли его. Конечно оборотень мог и по другому разобраться с ними, но он все еще помнил тех парней, что приняли его и терпели его присутствие в своих рядах. Это было что-то на вроде преданности стаи. Ведь когда то и он был в этой стаи. Ну да может не именно в этой, а в подобной, но… «Да ладно, хватит думать о такой ерунде. Домой, надо быстрее добраться до дома и спать.» Завернув в проулок, он с сомнением посмотрел на знакомую лестницу. «Оно мне надо? Вот как раз в таком состоянии и попадаются. Да ну…В таком состоянии как раз падают. А если я упаду с крыши и на все четыре лапы, во будет фокус. Тут вся инквизиция сбежится и Крауц не поможет. Крауц!» - воспоминание, словно наждачной прошлись по нежной кожице едва зажившей раны. Он опять ничего не предпринял, опять трахался как последняя шлюха и ничего не сделал для того, что бы отомстить за отца. «А может ну его…и месть ну и эльфа ну. Я свихнусь со всем этим раньше, чем смогу отомстить. Еще и Свитч со своим ядом. Лучше бы он мне какую приспособу продал чтобы его этим ядом отравить.» - Сколько Торд не старался, подходящего момента подлить любовнику яд, так и не улучил. Выйдя из подворотни, решив таки, что падающая с неба пантера это перебор даже для него, парень медленно направился дальше по улице. Чем дальше он двигался, тем шире и более шумной становилась улица. Воздух становился теплее, солнце припекало, в плаще становилось душно. Купив в ближайшей лавке прохладный напиток, он немного повеселел. Кажется хмель начал отступать. В глазах прояснилось и он очень даже отчетливо увидел… «Ох, ты ж. Только его мне не хватало.» - первым желанием было отвернуться и затеряться в толпе, но улыбка, этот взгляд. «Он меня заметил. - обреченно подумал про себя оборотень, - А я в таком виде." Последняя мысль заставила парня замереть. Он думал не о том, как жаль, что сейчас не сможет убить инквизитора, а о том, какая жалость, что он плохо выглядит. "Какая мне разница как я выгляжу? Да и ему не все ли равно? Вон идет ухмыляется, словно купил меня с потрохами. Э нет, приятель, мы так дешево не продаемся. Хотя, - он причмокнул про себя, представляя мягкую кровать любовника. - сейчас бы кроватку и баиньки...Цыц." Все эти мысли кружились в голове оборотня, пока он в нерешительности топтался на месте, все таки хмель не отпустил разум парня, иначе тот уже давно либо юркнул бы в ближайшую подворотню, либо пошел бы навстречу врагу. Мотнув головой, словно избавляясь от наваждения, Торд понял, что лучше ему уйти в сторону и, не дожидаясь Анариэля, скользнул в сторону. «Еще чего, так откровенно подчинится этому взгляду.» Повернувшись, он юркнул в подворотню, однако не так быстро что бы сбежать и не на столько медленно, чтобы Крауц мог откровенно посмеяться над его поддавками. Завернув за угол, в затененный переулок, он повернулся к эльфу.
- Ого какие эльфы и без охраны. Не опасно? – капюшон упал на плечи, являя перед эльфом всклокоченные волосы оборотня. Не смотря на то, что он старался выглядеть трезво, пьяная улыбка сдавала его с головой.

Отредактировано Торд Шарбон (2012-08-21 00:22:03)

0

3

«Убегаешь от меня? Нет, просто ушел с людной улицы, не так ли? И можешь не пытаться уверить меня в обратном.» - Анариэль усмехнулся и даже не думая ускорять шаги, он был уверен в том, что сбегать от него Торд, хоть выглядело это именно так, не собирается. Вскоре, завернув за угол следом за парнем, он лишний раз убедился в правоте своих догадок и предположений. Парень остановился и развернулся к нему, стоило только инквизитору зайти в переулок.
- Опасно? – усмехнулся Крауц, глядя на всклокоченного парня и делая шаг в его сторону, так что расстояние между ними сократилось не более чем до метра, а то и меньше, - Ты что же, печешься о моей безопасности? – Анариэль лукаво улыбнулся и еще чуть приблизился к Торду, вглядываясь в его глаза привычно колючим взглядом, - Ммм, да ты пьян, - протянул и сделал еще шаг вперед, сокращая расстояние между ними до минимума, теперь нависая над Тордом с высоты своего роста. Чуть склонился, так чтобы в полумраке переулка лучше было видно черные глаза оборотня, - По какому поводу напился на этот раз? – аметистовые глаза нехорошо прищурились.
Чертов оборотень! Не мог не напиваться перед тем, как попасться на моём пути. Ты же отлично знаешь, что я терпеть не могу, когда ты пьян!
Можно было подумать, что Торд специально искал этой встречи, выйдя Анариэлю на дорогу из тени вот именно сейчас, и предварительно специально напился. Разумеется - нет. Ну, или, по крайней мере, вероятность того, что все именно так была чертовски мала. Так, во всяком случае думал эльф, и, узнай он, что подобное вот поведение Торда действительно имело место быть, мальчишка непременно нарвался бы, как минимум, на выговор с пристрастием.
Черт возьми, был бы трезвый, Крауц уже, непременно вжал бы его в стену, сминая губы жадным поцелуем. Конечно, реально пересилить раздражение и неприязнь к запаху перегара и воплотить желаемое, но, мало того, что Торд пьян, так он еще и грязный как черт. «В какой канаве ты валялся, черт тебя дери?!»

0

4

Торду понадобилась вся его сила воли, чтобы не шагнуть назад. Слишком уж это было бы похоже на проявление страха, а он не боялся. «Еще чего!» Однако взгляд этих глаз, в них столько надменности, столько властности. Так, так и хотелось вытворить что-нибудь этакое, чтобы ни властности, ни, тем более, надменности в нем не осталось, но как на зло ничего путного в голову не приходило и он, словно загнанный в ловушку кролик, не моргая смотрел в глаза Крауцу. Чем ближе был мужчина, тем сильнее напрягался Торд, а внутри зашевелился зверь. Ему тоже не нравилась ситуация, и чем больше парень чувствовал себя загнанным в ловушку, а подобное ощущение возникнет у любого на кого будет так недобро пялиться глава инквизиции, тем сильнее нервничал зверь. А это был плохой знак. Да, он уже не тот мальчишка, готовый из-за такой мелочи как неудовольствие любовника перекинуться в пантеру, но…он уже давно не обращался и мог сорваться тем более сейчас, когда был нетрезв и слабо контролировал себя. Судорожно выдохнув в лицо Анариэлю, стараясь собраться с мыслями и успокоиться, Торд наконец отступил на шаг назад. Маленький шажок, но этого оказалось достаточно, чтобы очнуться от пронизывающего, словно у змеи, взгляда инквизитора.
- Конечно же я беспокоюсь. – с запозданием, но достаточно бойко ответил Торд, все так же смотря в глаза любовнику, только теперь в его глазах вместо замешательства и беспокойства можно было почесть вызов как и во всей его позе. – Я же тебя спас, а значит теперь несу за тебя ответственность. Я тебе как …как...- первое слово, которое просилось на язык, было – отец, но сказать подобное Анариэлю, убившему его родителя, язык не поворачивался. Наконец взяв себя в руки, он выговорил. – старший брат…
Криво улыбнувшись, теперь близость Крауца нисколько его не тревожила, он словно забыл как опасен бывает эльф в хорошем расположении духа, не то что в плохом, он поднял руки, демонстрируя не совсем чистые ладони.
- Каюсь, виноват. Выпил, но…- улыбка на лице оборотня стала шире, от чего более отчетливо стали видны клыки. – Я заслужил…да, повод был. – он вновь шагнул, но теперь навстречу любовнику, положил тому руку на плечо и доверительно прошептал. – Я заключил такую сделку. Мммммм…мечта. – с этими словами он вновь отстранился, отворачиваясь от любовника, как ему казалось незаметно, уходя в сторону, чтобы в последствии иметь возможность ускользнуть от инквизитора. – И вообще я взрослый человек, сам себе хозяин. Хочу пью, хочу не пью. – он развернулся. – тем более сегодня я не собирался с тобой встречаться, так что не психуй. – с этими словами он с самым что ни на есть серьезным видом похлопал мужчину по плечу и направился вон из подворотни, напрочь забыв о конспирации  и не думая о том какие последствия могут иметь его слова.

0

5

Анариэль усмехнулся, выслушав заявление оборотня относительно их, якобы, "родственных" связей.- Брат? Не знал, что ты сторонник инцеста! - фиалковые глаза прищурились, - И, если уж на то пошло, спаситель ты мой, - "Столько лет прошло, а он все кичится! Чтоб тебя разорвало, болтун заносчивый! Наёмников подослать к тебе, что ли... Попытку убийства устроить, и героически явиться и спасти тебя? Глядишь, квиты будем." - мысленно рассмеявшись от подобных мыслей, Анариэль продолжил прерванное на полуслове, - То, что когда-то, по стечению обстоятельств, тебе довелось спасти мне жизнь, вовсе не означает, что я не в состоянии постоять за себя самостоятельно. - тонкие губы изогнулись в легкой улыбке.
"Сделка? Ну конечно, как же иначе. Сорвал куш, и тут же помчался его пропивать."
Нет, ну что за наглый мальчишка! Хотя, наверное, после стольких то лет совместного время провождения в постели, да, не каждую ночь, далеко-о-о не каждую ночь, но тем не менее... наверное, после стольких лет столь близкого, даже - тесного, знакомства, Торд вполне имеет на это право, и, Крауц, признаться, многое ему прощал. Вот как и сейчас, казалось бы, совсем не заметил этой фамильярности и ехидства. Анариэль даже вот позволил ему так нагло облапать себя грязными руками, а ведь мог бы, непременно успел бы, перехватить руки Торда прежде, чем тот успеет положить ладони ему на плечи. "Совсем страх потерял, мальчишка! А что ты хотел, Крауц? Сам позволил. Сам избаловал, вот теперь и расхлебывай!"
Наедине, в домашней, так сказать, обстановке, он еще и не такое позволяет этому мальчишке, но, сейчас они на улице, днем, и, пусть стоят они в темном безлюдном переулке, но бдительность терять не стоило, особенно учитывая, что он, Крауц, как-бы вообще-то глава инквизиции, а он, Торд, как-бы оборотень.
И все же, не взирая на осторожность, эльф не был намерен любовнику уйти так быстро. Несколько быстрых шагов, и пальцы, с длинными острыми ногтями обвились вокруг запястья Торда. Потянув, сначала удержал его на месте, не давая пойти дальше, а потом и вовсе снова увлек в темноту переулка, прижимая к стене и нависая сверху, чуть склоняясь к оборотню. Что уж там, испачкаться особо то, если по совести говорить, не испачкаешься, Торд хоть и в пыли, но ведь не в комьях мокрой грязи.
- Уже уходишь? Вот так - сразу? - тонкая прямая бровь вопросительно изогнулась, приподнимаясь. Наклонившись еще чуть ниже, добавил, почти в самые губы оборотня, - Даже не попрощавшись? - и, не дожидаясь ответа, резко наклонился еще ниже, впиваясь в губы парня острым жалящим поцелуем, с привкусом, черт бы побрал этого мальчишку, недавно выпитого им спиртного.

Отредактировано Anariel (2012-06-26 19:15:30)

0

6

Не то чтобы Торд удивился, когда почувствовал на запястье стальную хватку, но как-то он привык к тому что это он нуждается в обществе эльфа. Это он подстраивает внезапные встречи, ищет любую возможность засветиться перед любовником, а тут он не искал, он не ждал, он не планировал. И что же…Эльф сам нашел его. «Нет, конечно же нет. Это я оказался здесь, в центре города. Это меня тут не должно быть. Собственно никогда и не должно было быть. А может? Возможно ли что так же было и с отцом?» Внезапная мысль ослепила оборотня, он замер послушно остановившись и, не сделав больше ни шагу в сторону улицы, скользнул назад в тень, позволяя увлечь себя мягко, но настойчиво. «Он мог бы и с ним быть таким.» И правда никто не знал подробностей, никто так и не смог сказать ему всей правды. Кто-то боялся, кто-то не помнил, а кто-то только что-то слышал. Людская память ненадежная штука.
Торд плохо помнил отца, разве что его запах, да глаза. Да, это единственное что осталось в его детских воспоминаниях, слишком рано тот ушел из семьи, слишком рано оставил Торда сиротой. И пусть все это время он заставлял думать себя иначе, где-то там глубоко в душе прекрасно знал, что помириться с главой клана отец мог, ради жены и сына, хотя бы ради них, но он не сделал этого, он ушел, оставив их одних. И те подачки, именно подачки, так кстати называла их мама, посылал наверняка только из…из… «Нет, он хотел быть с нами. Просто был слишком гордым.» - вновь детская мысль, мысль заученная наизусть и повторяемая словно мантра. Анариэль прижал его к стене, при этом Торд чуть не ударился затылком, но вовремя напряг шею, избежав удара. Вот он, сильный и властный, он так же мог сжимать и его в своих объятиях..перед тем как убить. «Эти руки так же крепко держали его? Так ли блестели в полумраке глаза? Так ли кривились в улыбке губы?» Впрочем улыбки на лице эльфа Торд не заметил, ему просто вспомнилась его улыбка. Улыбка, которую он видел только в комнатах инквизитора. Сердце бухнуло, когда губы коснулись его губ, когда властно до боли Анариэль вонзился в него поцелуем. Удар сердца. «Он со мной или с ним?» - в одурманенной алкоголем голове мешались мысли, образы, чувства. Удар сердца, он вперился взглядом в Анариэля так словно впервые видел его. «Или это для него игра? И я как и он попал в ловушку и не я тут охотник, а охота идет на меня.» Внезапно все его ухищрения, все козни показались мелкими и детскими. Ему представилось, что эльф все это прекрасно знает. Знает кто он и зачем сюда пришел, знает и ждет когда же он сделает шаг. А когда он его сделает, то рассмеется и…и высмеет, а потом…потом …убьет?
Торд уперся ладонями в грудь любовника. Так привычно рука ложилась на широкую грудь, так ужасающе обыденно. Сжать кулаки, упираясь, но все-таки не в силах оттолкнуть. «Что, ждешь, когда я сделаю это? Когда убью тебя? Хорошо…Как пожелаешь.» - На мгновение прильнуть, незаметно доставая из перевязи на груди метательный клинок и вновь чуть отстраниться, не прерывая поцелуй, отвечая мягко и податливо. Да сейчас именно так надо отвечать, чтобы усыпить его бдительность, продемонстрировать свою покорность и готовность отдаться. «Ты ведь этого хочешь? Да, Анариэль?» Пальцы разжались, позволяя лезвию окончательно утонуть в рукаве, чтобы эльф не почувствовал опасности раньше времени. Мягко коснуться груди, скользнуть ладонями вверх, по плечам и обнять, прильнув всем телом к телу любовника. Углубить поцелуй, покусывая едва-едва прихватывая клыками мягкие губы эльфа. «Целуй же меня как в последний раз. В любом случае для одного из нас он последний.» - тонкий клинок медленно скользнул из под ткани и нашел цель.
В каких-то паре шагов от них что-то шевельнулось и отделилось от основной тени. Темная фигура скользнула в сторону и… Торд не знал, что его заставило направить нож в сторону незнакомца, он просто метнул его. Просто если бы он это не сделал, то пришлось бы убить любовника, а если бы и не пришлось, то Анариэль мог бы узнать, что он хотел сделать, тогда пришлось бы все рассказать, а не пришлось бы, так заставили. Торд верил в себя, но прекрасно знал, главе инквизиции нет равных в истязаниях. Да, хорошо знал. Тень, кем бы она не была, медленно осела, и больше не шевелилась, как собственно и Торд. Парень тоже не шевелился, он медленно начал понимать, что сделал и не мог придумать ничего путного чтобы объяснить зачем он это сделал.
- Я…он…он нас видел…-единственное что ему пришло в голову. К горлу подкатил тошнотворный комок, в висках стучало так, что он не слышал даже собственного голоса. Неосознанно он до боли сжал пальцы на плече Анариэля, цепляясь за его одежду так, что последнему придется либо сломать любовнику пальцы, либо стащить с себя одежду, чтобы избавиться от него.

0

7

Легкое замешательство, руки упираются в плечи, словно силясь оттолкнуть, но де достаточно старательно, потому как Анариэль даже не подумал отстраниться, продолжая целовать отзывающиеся губы.
Из головы сейчас ушли все суетные мысли о расследовании, и дель Рейне, о списке, который он только что отдал информатору, обо всем на свете. Только этот парень, только эти губы. Неужели он и правда все же что-то чувствует к оборотню? Не-е-ет, быть этого не может. Просто, парень отличный любовник, чего уж скрывать правду от самого себя, с ним Крауц может расслабиться, при этом даже особо и не усердствуя в своей любимой жестокой манере. Боль и кровь, удел других любовников, с Тордом все куда… нежнее. Хотя, конечно, до нежности, по сути то, в их отношениях ох как далеко. Но, все же, в сравнении с остальными, с Шарбоном инквизитор в постели куда мягче. Сам не понимая, почему именно так, почему именно с ним, но вот так просила душа, и все тут. Бывали, конечно, моменты, когда и с Тордом Крауц срывался на свой привычный стиль, но только тогда, когда парень сам провоцировал его, что, кстати, оставалось странной загадкой, ибо как-то не сильно оборотень был замечен в склонности к мазохизму.
Поцелуй стал более глубоким и тягучим. Острые зубы оборотня то и дело задевали губы Крауца, легко царапая, и при желании с легкостью могли бы прокусить тонкую кожу.
«Кусаешься? Ну чтож, кусайся, пока тебе это дозволено делать, звереныш!» – про себя прошипел Анариэль, при этом даже не подумав остановить Торда, или дать тому понять, чтобы тот не особо то зарывался. Иногда, подобное только добавляет остроты, не так ли? Не стоит притеснять права любовника на инициативу и иные проявления собственного я, даже если этот твой любовник не имеет в постели права выбора, быть ли ему сверху или снизу. Нижний, еще не означает – без права действовать самостоятельно.
Кто знает, возможно, именно это Крауца в оборотне и привлекало все это время – его упрямая страсть к проявлению собственного я и непокорный характер. Каждый раз как в первый, приходится «покорять вершину», хотя на самом-то деле эта вершина и готова тебе сдаться, но каждый раз зачем-то противится неизбежному.
Тихий шум где-то совсем рядом, заставил Анариэля разорвать поцелуй. Но, прежде, чем он успел обернуться в сторону источника посторонних звуков, Торд уже ловко запустил в нарушителя их уединения острым лезвием.
«Теряешь хватку, Крауц? Не заметил присутствие кого-то третьего? Что это с тобой? Мальчишка так влияет, что ли?» – инквизитор нахмурился, всматриваясь в сползающее на землю тело. Похоже, какой-то бездомный, судя по грязной, местами порванной, одежде. Ну, хоть на том спасибо, что не кто-то из горожан. Больше вероятности в том, что никто не хватится его пропажи.
«Ты о чем вообще думаешь? На твоих глазах только что человека убили, а ты, вместо того, чтобы схватить убийцу, ратуешь о том, что убитый оказался уличным бродягой? Определенно, Торд плохо на тебя влияет!»
Аметистовые глаза посмотрели на оборотня, теперь взгядываясь в его лицо, внимательно и «глубоко».
«Так значит, нож все это время был под рукой! И зачем же он тебе так близко от моего горла, Торд, м?» – тонкая бровь вопросительно изогнулась, хотя вслух не было сказано ни слова, - «Как я должен это истолковать?»
Видел… Да, он их видел, но, какое дело бродяге до парочки в подворотне, которую он, возможно, и рассмотреть то не успел. А если и рассмотрел, и даже если побежал бы сейчас по городу кричать о том, что видел Анариэля Крауца целующимся с каким-то парнем в подворотне (ведь просто нереально было бы рассмотреть в Торде оборотня, учитывая сумрак переулка), что с того? Крауц не давал обетов, не принимал целибат, не слывет ангелом во плоти… Зачем же нужно было избавляться от свидетеля?
«Или, у тебя на то были свои причины? Не хочешь, чтобы кто-то узнал о том, что ты спишь с главой инквизиции?» – эльф усмехнулся одними уголками губ, продолжая внимательно смотреть на Торда, - «Это и умно и глупо. Умно, ибо не всякий, узнав о нашем более чем тесном знакомстве, захочет продолжать вести с тобой дела, зачастую, наверняка, не легальные. Но, глупо, потому как, нет более весомого аргумента для защиты от нападок, чем близкое знакомство с главой инквизиции. Но, ты ведь не станешь гордиться подобным знакомством, верно? Ты предпочитаешь его скрывать. Чтож, пусть так, мне все равно.»
- Я ведь могу сейчас схватить тебя прямо на месте преступления, – произнес холодно и ровно, глядя в черные глаза напротив, - Но, что-то подсказывает мне, что ты уверен в том, что я этого не сделаю.
«Или, не уверен?» – иначе, как еще можно было оправдать то, с какой силой Торд вцепился пальцами в его камзол. Что это? Страх? – «Ты напуган? Быть этого не может! Неужели ты и сам не ожидал от себя подобного выпада? Рефлекторное движение? Но, тогда, еще более странно то, что нож оказался у тебя под рукой. Уж не было ли у тебя намерений перерезать мне горло?»
Фиалковые глаза недоверчиво прищурились.
«Если так, то все принимает новый, куда более интересный, оборот. Чтож, посмотрим… Никогда не поздно будет заставить тебя говорить. А пока…»
- Иди домой. Скройся от взглядов, ты это умеешь, я знаю, – Крауц выпрямился и сжал пальцами, не причиняя боли, запястья парня, который все еще держал его за камзол, - Этот труп на твоей совести, но я постараюсь сделать вид, что меня здесь не было, и я ничего не видел.

0

8

Слова Крауца отрезвили. Он с удивлением посмотрел на любовника. Сдать? Сдать его? За что? Из-за какого-то нищего? «Да в городе ежечасно, да что там, каждую минуту происходят убийства. А меня посадит любовник за такое? Везет же мне.» - Снова взгляд на труп и вновь тошнотворный ком застрял в горле. Он все еще не осознал, что вцепился мертвой хваткой в камзол Анариэля. Только чуть отстранился, больше не прижимаясь и не ища защиты у последнего. И правда глупо было бы думать, что он особенный и что Крауц хоть пальцем двинет, если это может повредить ему или ему не интересно. Недоверие в глазах любовника напрягло. Торд еще не понял, что убив незнакомца, мог разрушить свой образ патлатого недоразумения, поэтому не торопился искать правдоподобной отговорки, приняв слова эльфа на веру. Он всего лишь смутно догадывался, что дело поворачивается не в его пользу. Но думать трезво, когда у тебя руки в крови, когда ты стоишь перед трупом, трупом человека, которого сам только что убил, Торд не мог. Страх, даже ужас от осознания того, что это он сделал, сжал сердце. Оборотень попытался было убедить себя, что это было необходимо, но не смог…да и слова любовника…
- Я…- запоздало попытался ответить он, но все тот же тошнотворный комок заставил сильнее стиснуть зубы и заткнуться.
Вымученный взгляд. Внезапно оказалось, что он один, один не смотря на то, что мягкая ладонь легла на его руку. Слова оказались более значимы. А то как любовник их произносил, хотелось скрыться, сбежать и больше не появляться. Может он так и сделает. «Я уверен? – смятение, неверие, вот что сейчас можно было почитать в его глазах. - И это он мне говорит? Я только что убил человека, ни в чем не повинного. А он…»Мысли путались, сбивались и таяли, стоило на них сосредоточиться.
- Ты отпускаешь меня? – он совсем растерялся, не зная плакать или смеяться. Он только что чуть было не убил эльфа, а теперь тот отпускает его, хотя мог, должен был отдать в руки правосудия. - Я…я честно не думал что так получится. – Запинаясь оправдывался парень, чувствуя как внутри нарастает напряжение, как зверь рвется наружу. Все-таки страх, что Крауц передумает и даст ход делу не мог не возникнуть и постепенно паника начала охватывать его. Да они любовники, да они только что целовались и чуть было не занялись сексом, но Торд знал с кем встречается. За притворной мягкостью и редкой нежностью Анариэль был более чем жесток. И за меньшее люди попадали в руки палачей, а уж оборотни. Это ли не повод избавиться от докучливого любовника. Тем более, когда у тебя в запасе еще несколько. Торд никогда не был в счастливом неведении, прекрасно зная, что кроме него у Анариэля есть и другие, так сказать, мальчики. Он сначала уж было вознамерился избавиться ото всех, но когда понял, какого рода сексом они занимаются с Крауцом, отступил. Торд не был уверен, что сможет в таком качестве продержаться достаточно долго рядом с любовником. Слишком уж странные предпочтения были у эльфа, странные и болезненные.
Наконец он нашел в себе силы отпустить камзол любовника, отстранившись от него окончательно. Парень старался не смотреть в сторону мертвеца, хотя как тут не смотреть, если он лежал как раз поперек переулка и в любой момент сюда могли завернуть случайные прохожие. Еще парочку трупов Анариэль вряд ли ему простит.
«Сделает вид, что его тут не было? Значит расследование пойдет своим путем и…Нож.» - Торд кинул тревожный взгляд в сторону покойника. "Как же быть? Его надо забрать. Но подходить… сейчас?" Оборотень выдохнул, вдохнул так, словно собирался нырнуть, и направился к трупу. Склониться над мертвецом, затаив дыхание, стараясь не смотреть на него, не касаться грязной одежды пальцами и замереть. «Нет, так я никогда его не вытащу.» - С раздражением понял он и посмотрел на грязного нищего. А ведь он мог просто убить Анариэля и не обращать внимание на какую-то там тень. Почему же, почему он так поступил? Что за бред? Заставив себя сосредоточиться на ноже, он нащупал плоскую рукоять метательного ножа и резко дернул на себя. Мертвое толе легко поддалось, расставаясь с железом. Обтерев нож об грязные лохмотья, Торд встал и посмотрел на Анариэля. Тошнотворный ком все так же подкатывал к горлу, в висках стучало, но сейчас его больше заботило другое. Почему эльф его отпускает. Не проще ли отдать его как убийцу и… «Боится что наша связь станет неприятным сюрпризом для общества и он потеряет свое место? Или у него свои какие-то резоны, о которых я не знаю? О чем ты думаешь Анариэль? Что заставляет тебя поступать именно так, нарушая правила?» Впрочем об этом он может подумать потом, когда будет в безопасности. «В безопасности? Здесь? Если он передумает безопасность на этом острове мне не грозит.» - Выдохнув, он спрятал нож на место и шагнул в сторону любовника.
- Спасибо. – Шепнул он эльфу, проскользнув мимо него, стараясь не смотреть тому в глаза. Сейчас он боялся выдать себя, боялся что мужчина передумает. Подтянувшись, оборотень поднялся по пожарной лестнице на крышу и уже привычным манером направился домой. Странно после произошедшего он больше не боялся упасть, алкоголь окончательно выветрился, и он достаточно быстро добрался до дома.

0

9

Анариэль стоял неподвижно, словно статуя, одним только взглядом выдавая присутствие жизни в монументальной «скульптуре» только взглядом. Торд вытащил нож из тела невинно убитого им бездомного и, спрятав его, поспешил покинуть место происшествия, что было довольно разумно, потомку как, убийство оно, как не крути, убийство, и, даже если Крауц сказал ему сам только что, что прикроет любовнику зад, это вовсе не означает, что войди сейчас сюда еще один случайный прохожий, инквизитор останется верен собственному заявлению. Разумеется, выдавать мальчишку за убийство бродяги, Анариэль не собирался, но, кто может поручиться, что там на уме у оборотня, который только что так ловко метнул нож в человека, случайно оказавшегося рядом в минуту, когда его здесь не должно было быть. Лезвие, которое, как оказывается, было так близко от горда самого инквизитора. Случайно, или нет? Вопрос достойный внимания. Но, уж точно не сейчас.
Проводив Торда взглядом, Крауц, наконец «ожив», плавным жестом, словно и не было тут рядом трупа, словно и не произошло-то ровным счетом ничего, поправил воротник камзола, потом ворот рубашки и манжеты, приводя себя в прежний безупречный вид, слегка подпорченный объятиями, а после этой судорожной нервной хваткой пальцев любовника, и, словно через бревно, перешагнув через распластавшееся на дороге тело, направился к выходу из переулка.
«Нам с тобой, Торд, определенно есть о чем поговорить. Но, этот разговор подождет до более подходящего момента. А пока, другое, куда более важное и не терпящее отлагательств дело.»
Вывернув на широкую оживленную улицу, эльф повернул в сторону лавки дель Рейна, куда, собственно, и шел изначально, слегка сделав «крюк» ради этой короткой, и принявшей такой неожиданный поворот, встречи с любовником.

Конец

Крауц в эпизод - "Апельсины"
Торд в эпизод - "Неожиданно, но приятно"

0


Вы здесь » Corsair`s Life » Leuchtend ~ Светящийся » "Давай сделаем вид, что ничего не произошло..." 20 июня 450 г.